Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Идеи большевиков. Альтернативная история

Продолжаем публикацию историко-публицистического труда Сергея Мельгунова «Красный террор»

Капитал для обмена

Взятие заложников чекистами и беспощадные расстрелы ни в чем не повинных людей прошли совершенно незамеченными за границей. Обуянным гордыней «строителям нового мира» такое равнодушие к своим делам показалось обидным. Еще бы — миллионы людей пущены под нож, а даже соседней Европе до этого нет никакого дела.

Поводом обратить на себя ее внимание стала казнь в 1923 году в Швейцарии русскими патриотами-офицерами большевистского дипломата Воровского.

Суд Лозанны, выслушав свидетелей преступлений большевиков, в том числе и самого Воровского, признал казнивших его офицеров невиновными.

После оправдательного приговора в Лозанне большевики недвусмысленно пригрозили усилением террора по отношению к тем, кто считается заложниками.

Так, на заседании Московского комитета большевиков Сталин напомнил собравшимся, что в чекистских застенках сидят сотни тысяч людей, которых всегда можно расстрелять, свалив вину на плюющих на беснования советской верхушки европейцев: «Голоса всех трудящихся требуют от нас возмездия подстрекателям этого чудовищного убийства.

 

Фактически убийцы товарища Воровского — те социал-предатели, которые, скрывшись от народного гнева за пределы досягаемости. Они забыли о нашей дальновидности, проявленной нами в августе 1922 года, когда мы приостановили приговор Верховного трибунала, вопреки настойчивому желанию всех трудящихся масс расстрелять заложников.

Теперь мы можем им напомнить, что постановление еще не потеряло силы, и за смерть тов. Воровского мы сумеем потребовать к ответу друзей и родственников врагов, находящихся в нашем распоряжении...»

Отныне для чекистов русский заложник — это не только форма устрашения нашего несчастного народа, на которой построена вся система властвования большевиков. Теперь «заложники — это капитал для обмена».

ППротив основы цивилизации

Человечество потратило много усилий и тысячи лет времени, чтобы создать цивилизацию, где первой истиной всякого порядка и закона — основ государственности — стало утверждение: нет наказания, если нет преступления. Но большевики, утопив Россию в крови, начали строить свое государство на обратном утверждении: главное — революционная целесообразность, а не реальная вина казнимых.

 

Вот пример. В 1881 году революционеры усилили террор. И народ начал упрашивать власть разобраться с ними по-простому.

В Петербург шли письма такого содержания: «Надо объявить ответственными поголовно всех уличенных участников в замыслах революционной партии за совершенные ею неслыханные преступления, состоящими вне закона за малейшее их новое покушение или действие против установленного законом порядка в России».

Но царская власть с негодованием отвергла корпоративную ответственность. А потом борющиеся с «кровавым царским режимом» стали уничтожать людей просто за принадлежность к русскому дворянству. А ведь именно эти дворяне и эта интеллигенция защищали права революционеров. Такова гримаса истории.

Шакалы Революции

Центральный печатный орган ВЧК «Еженедельник» в те годы практически каждый день писал нечто вроде: «Отбросим все длинные, бесплодные и праздные речи о красном терроре... Пора, пока не поздно, не на словах, а на деле провести самый беспощадный, строго организованный массовый террор...»

Поэтому не стоит даже и говорить о мнимом «рабочем классе», выступающем «мстителем за своих вождей», и о «гуманности целей».

 

Чекисты и красные командиры — это новое дворянство в разоренной до первобытного состояния России. Кожанки, новенькие сапоги, маузер пришли на смену камзолам, туфлям с бриллиантовыми пряжками и шпагам.

Однако по сути эти новые дворяне — не воины революции, а ее шакалы, сражающиеся с мирным обывателем, который и так уже до безумия запуган коммунистическим террором.

«Сопротивляющихся и контрреволюционных агитаторов», то есть всех, кто жаловался на мороз и отсутствие питания, вожди революции предписывали своим шакалам «беспощадно расстреливать на месте преступления». Впрочем, и без расстрелов гигантское количество мирных людей погибло от холода и голода на этих работах.

Шакалы. Никак иначе этих убийц не только без совести и чести не назовешь.

Расстрелять, утопить, зарыть живьем

Граждане со страхом выходили на улицы захваченных большевиками городов, потому что на стенах их домов каждый день вывешивались страшные объявления Всероссийской чрезвычайной комиссии о новых карах для «контрреволюционеров».

А поскольку уже через пару лет Ленина и палачей стало ненавидеть абсолютное большинство русских людей, то многие из них понимали, что их в любой момент могут зачислить в «контрреволюционеры».

Расстреливали даже семьи, чьи дворовые собаки лаяли на проходящий мимо патруль. Угрозы убить разнообразны. И характерно, что приказы о массовых казнях издают не одним только центральным органом, а всякого рода революционными комитетами губерний и городов.

 
Еще больше острых и увлекательных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен!
https://zen.yandex.ru/id/5c9e02b433e1f100b3a890ce